A CRITICAL DISCOURSE OF SELF-DESCRIPTION
КРИТИЧЕСКИЙ ДИСКУРС САМООПИСАНИЯ

L.I. Kirsanova
2018 Concept philosophy religion culture  
Аннотация. Статья посвящена анализу отношений реального и воображаемого. Воображаемое понимается как разорванный дискурс нарциссического субъекта, пытающегося за симулякрами скрыть ужас реальногосмерть вещи, имени, Бога. Мир воображаемого -реклама, дизайн, театр, кино и т.д., -позволяет человеку выжить, ибо симуляции и симулякры воодушевляют, возбуждают, играют с нами. Однако рано или поздно, но возникает необходимость «вступить» в реальное -вернуть вещи, а не их подделки, восстановить доверие
more » ... сстановить доверие к миру, к самому себе. Способом возврата субъекта является критический дискурс самоописания. Когда-то людей занимал вопрос, какими они предстанут при встрече с Богом, сегодня же их занимает вопрос, каким их обнаружит объектив камеры андроида, телевидения. В этом мире всюду -монтаж, грим, краски, цвета, павлины, папуасы, икра, -что ещё нужно человеку для счастья (ироническая почти цитата из фильма «Белое солнце пустыни»). Но уже русский конструктивизм в 1920-х гг. демонстрировал стремление создать минималистическое пространство, почти пустое, светлое, с включением минимума вещей (см.: Родченко «Столовая для рабочих»), расчистить место, чтобы прикоснуться к добротности вещей, создать жизненную территорию для доверия и общения людей. Его последователи пытались восстановить распавшуюся связь времён на основе искренности, доверия, самокритики, вступить в дискурс самоописания. Пустота, безмолвие, просвет в бытии, доверие к чему-то простому и ясному направляет нас на путь возврата к себе, наполняет радостью «полной речи»: я тот, кто говорит от самого себя. Надо, наконец, научиться жить самому (Жак Деррида. «Призраки Маркса»). Можно последовать за Ж. Рансьером в его попытках довериться «архе », как тому, что является беспредельным, безначальным, вечныммир, война, молитва, труд, братство (Ж. Рансьев. На краю политического). Ключевые слова. Воображаемое, реальное, симуляции, симулякры, децентрированный субъект, возвращение субъекта.
doi:10.24833/2541-8831-2018-3-7-162-169 fatcat:a3x43xkqgnh25fzrrmqsg7vsr4