Poniatie i primenenie viny v ugolovnom prave zarubezhnykh stran
Понятие и применение вины в уголовном праве зарубежных стран

Khatyn Avaz kyzy Shirinova
2019 Scientific studies and modern education   unpublished
Ширинова Хатын Аваз кызы студентка ЧОУ ВО «Казанский инновационный университет имени В.Г. Тимирясова (ИЭУП)» г. Казань, Республика Татарстан DOI 10.21661/r-508383 ПОНЯТИЕ И ПРИМЕНЕНИЕ ВИНЫ В УГОЛОВНОМ ПРАВЕ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН Аннотация: в статье исследованы понятия вины и ее форм в зарубежном уголовном праве. Рассмотрены формы вины на примере таких стран, как США, Англия, ФРГ, Франция как ярких представителей общего и континентального уголовного права. В результате произведенного анализа выявлены
more » ... го анализа выявлены сходные позиции и различия в трактовке понятия и форм вины в уголовном праве указанных стран. Ключевые слова: вина и форма вины, умысел и неосторожность, упречность, общая вина, специальная вина. Понятие вины и применение ее форм в законодательстве зарубежных стран наиболее полно прослеживается через исследование уголовного права основных правовых семей и, прежде всего, англосаксонским и романогерманским уголовным правом. Первоначально, между англосаксонским (общим) и романо-германским (континентальным) уголовным правом подходы к пониманию вины были принципиально различны. Законодательством стран общего права, понятие «вина» вообще не используется, а его непосредственную функцию исполняет понятие mens геа, которое фактически нельзя свести к понятию «вины» как изза сложности перевода с английского языка на другие, так и по содержанию самого понятия [1, с. 587]. Согласно общему праву, преступление является единством двух элементов. Это actus reus -характеризует объективную, фактическую сторону пре-Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» 2 https://interactive-plus.ru Содержимое доступно по лицензии Creative Commons Attribution 4.0 license (CC-BY 4.0) ступного деяния, и mens reaхарактеризует субъективную сторону преступления. Основу понятия mens rea определяет латинское изречение actus non facit reus nisi mens sit rea, которое можно определить: «деликт не делает человека виновным, если его дух невиновен». Mens rea выражается в таких формах, как намерение, неосторожность и небрежность. Понятие «намерение» в английском праве понимается применительно к составу тяжкого убийства и определяется в случаях, когда обвиняемый в убийстве предвидел смерть или причинение тяжкого телесного вреда как неизбежный результат своего деяния, либо такой результат был для обвиняемого желательным. «Неосторожность» в общем праве можно определить как реальную осведомленность обвиняемого в преступлении о возможном риске наступления последствий в любой степени реальности риска, причем риск должен быть неоправданным и необоснованным. «Небрежность» определяется относительно простого убийства как грубое нарушение обязанности обвиняемого быть осторожным по отношению к потерпевшему лицу. «Небрежность» будет признаваться грубой в случаях, когда поведение обвиняемого лица сильно отклонялось от поведения разумного человека. Под таким поведением понимается, что разумный человек в сложившейся ситуации действовал бы без значительных усилий своего интеллекта и предвидел бы возможность реального наступления тех или иных последствий. В романо-германском (континентальном) уголовном праве вина (schuld) всегда являлась необходимой предпосылкой для наступления уголовной ответственности. В немецком уголовном праве сегодня господствует нормативная теория вины, которая рассматривает вину как элемент преступления, лежащий за пределами состава преступления и вне умысла или неосторожности. Как определяет Верховный Суд ФРГ, «вина -это упречность. При отрицательной оценке вины субъект преступления упрекается в том, что он действовал неправомерно, Scientific Cooperation Center "Interactive plus" 3 Content is licensed under the Creative Commons Attribution 4.0 license (CC-BY 4.0) что он решился на противоправность, хотя, действуя правомерно, он мог бы решить в пользу права» [2, с. 215]. Уголовный кодекс ФРГ не содержит и не толкует понятие вины, однако определяет ее формы. Это умысел (преднамеренность) и неосторожность [3, с. 14]. Французское уголовное право обозначает вину через множество терминов, но сущность одна -субъективное психологическое отношение к уголовному запрету субъекта. Неосторожность рассматривается во французском уголовном праве одновременно и как факт объективной действительности, и как происходящие в сознании лица внутренние процессы, что не во всех случаях поддается четкому объяснению. По статье 111-1 французского Уголовного кодекса, правонарушения (infractions pénales) подразделяются на преступления (crimes), проступки (délits), нарушения (contraventions). Преступления могут совершаться только с умыслом. Проступки совершаются по неосторожности и имеют место в случае, если наступит вредный результат. Неосторожные формы вины, по французскому уголовному праву, делятся на квалифицированные (qualifiées) и простые (simples) формы. Простые включают два вида вины: -в форме неосторожности, небрежности, оплошности и невнимания; -в форме неисполнения обязанности по безопасности и предосторожности, что предусмотрено законом или регламентом (абзац 3 ст. 121-3 УК Франции) [4, с. 165-166]. В уголовной доктрине Франции вина различается на общую вину и специальную. Под общей виной понимается такое психическое состояние, которое характеризует собой любой преступный акт, а иначе, это предполагаемая вина, ведь любое преступление является актом поведения человека, содержащего в себе психологический элемент, и выражается в том, что субъект действует не только осознанно, но и желает совершить это конкретное действие. Чтобы при-Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс» 4 https://interactive-plus.ru Содержимое доступно по лицензии Creative Commons Attribution 4.0 license (CC-BY 4.0) влечь лицо к ответственности за совершенное нарушение, достаточным является установление общей вины. Специальная вина делится на умышленную и неосторожную форму вины. Все преступления совершаются с умышленной формой вины, а деяния, совершенные по неосторожности, относятся законодательством к проступкам. В условиях современной глобализации реально видится определенное сближение континентального и, общего уголовного права в части субъективного содержания состава преступления. Верховный суд США объявил «mens геа» как обязательную предпосылку уголовной ответственности: «Утверждение, что вред может быть равносилен преступлению, если только он причинен при наличии mens геа, не является провинциальным или временным понятием. Оно... является универсальным и настоятельным в зрелых правовых системах...» [5]. Этим американское уголовное право приблизилось к романо-германскому праву в признании субъективной составляющей преступления в качестве важного элемента. Кроме того, на смену трем основным формам mens геа, предложенным доктриной общего права, -намерения, неосторожности и небрежности, в Примерном уголовном кодексе США сформулировано уже четыре формы mens геа: цель, осознание (или заведомость), неосторожность и небрежность. Это существенно расширило сами рамки законодательной оценки субъективного содержания состава преступления, что уменьшает различия между общим и континентальным уголовным правом. На основании изложенного выше можно констатировать, что в уголовном праве зарубежных стран значение института вины велико, а формы вины способны отграничить преступное деяние от деяния непреступного, влиять на квалификацию и являться основанием дифференциации уголовной ответственности. В заключение можно сделать выводы о том, что:
doi:10.21661/r-508383 fatcat:sh7kdd4k4nh2ffpb7mzjyk4y24