Man and World in V. Shalamov's perspective: writer's works as a text
Человек и мир в ракурсе В. Шаламова: творчество писателя как текст

L.K. Oliander
2016 Vìsnik Unìversitetu ìm. A. Nobelâ: Serìâ Fìlologìčnì Nauki  
Л.К. ОЛЯНДЭР, доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой славянской филологии Восточноевропейского национального университета имени Леси Украинки (Луцк) ЧЕЛОВЕК И МИР В РАКУРСЕ В. ШАЛАМОВА: ТВОРЧЕСТВО ПИСАТЕЛЯ КАК ТЕКСТ В статье, исходя из обоснованной актуальности поднятой проблемы -человек и мир в ракурсе В. Шаламова, через поэтику его творчества, взятого за единый текст, с привлечением метода компаративистики, раскрываются изменения взглядов В. Шаламова на человека и мир под
more » ... авлением жизненных обстоятельств. Одновременно характеризуется смоделированная писателем художественная действительность. При анализе текстов учтены те задачи, которые писатель ставил перед собой при создании автобиографической повести «Четвертая Вологда». Установлено, что наиболее субъективный пласт текста, базирующийся на «личнейшем опыте� художника, содержит то уникальное знание, которое впитывает в себя и перерабатывает в себе человеческая душа под влиянием глобальных исторических процессов, конкретных -прежде всего трагических -разного рода обстоятельств и волею случая. Утверждается, что В. Шаламов своим творчеством вступает не только в широкий контекст отечественной и европейской лагер� ной прозы и документальных книг, посвященных жизни народа в оккупации, но и в контекст ев-арода в оккупации, но и в контекст ев-рода в оккупации, но и в контекст европейской философской мысли. Ключевые слова� автор /нарратор, интерсубъективность, интенции, контекст, модель, поэзия, проза, текст, хронотоп. Жизнь в глубинах своих, в своих подземных течениях осталась и всегда будет прежней -с жаждой настоящей правды, тоскующей о правде, которая, несмотря ни на что, имеет же право на настоящее искусство. Варлам Шаламов. Письмо Б. Пастернаку от 12. 08. 1956 г. Тож веселимось, людоньки на людях. Хай меле млин свою одвічну дерть. Застряло серце, мов осколок, в грудях. Нічого, все це вилікує смерть. �...� А треба жити. Якось треба жити. Це зветься досвід, витримка і гарт. І наперед не треба ворожити. І за минулим плакати не варт. Ліна Костенко. Пісенька з варіаціями. Мы попытаемся подойти к этому так, чтобы в нем почувствовать те живые вещи, которые стоят за текстом и из-за которых, собственно, он и возникает. Мамардашвили. Лекции по античной философии. Л.К. Оляндэр, 2016 ISSN 2222-551Х. ВІСНИК ДНІПРОПЕТРОВСЬКОГО УНІВЕРСИТЕТУ ІМЕНІ АЛЬФРЕДА НОБЕЛЯ. Серія «ФІЛОЛОГІЧНІ НАУКИ». 2016. № 1 (11) 116 Р азноаспектная проблема человек и мир, являясь одной из центральных проблем философии и художественной литературы ХХ в., остается таковой и поныне. В то же время она значительно актуализировалась в литературоведении в ХХІ в. Осо-І в. Осо-в. Особенно пристальное внимание исследователей приковывает к себе вопрос об индивидуальноавторском образе мира, о воплощении его в художественной модели реальной жизни и то, как раскрывается писателем человеческая природа, ее сущность в нем. В частности в науке о литературе об этом свидетельствуют и работы молодых ученых последних лет: в русской -А. Аношеной [1] в украинской -Н. Астрахан [2� 3], которая подняла и теоретически разработала вопрос о необходимости дальнейшего осмысления процессов моделирования действительности в художественном творчестве, учитывая одновременно как хронотоп и человекв субъективном и объективном аспектах их изображения -становятся главными координаторами смоделированной писателем картины мира. Уже только само появление работ такого типа свидетельствует об актуальности поднятой в статье проблемы и определяет ее цельчерез поэтику, с привлечением метода компаративистики, раскрыть видение Варламом Шаламовым человека и мира в их взаимосвязи в процессе изменения -в силу жизненных обстоятельств -ракурсов их видения писателем и охарактеризовать смоделированную им художественную действительность. Правомерность такого подхода объясняется шаламовской постановкой задач, поставленных им перед собой при написании автобиографической повести «Четвертая Вологда» (1988): �"Четвертую Вологду",подчеркивает В. Шаламов временной период создания текста как фактор ракурсной дистанции, -я пишу в шестьдесят че� тыре года от роду... Я пытаюсь в этой книге соединить три времени� настоящее и буду� щее во имя четвертого времени -искусства� [17, с. 55 ]. И одновременно писатель дает ключ к пониманию своего текста, вбирающему в себя и прозу, и поэзию в его понимании: «Проза, -пишет В. Шаламов, -это формула тела и в то же время формула души. Поэзия -это прежде всего судьба, итог длительного духовного сопротивления, итог и в то же время способ сопротивления -тот огонь, который высекается при встрече с самыми крепкими, самыми глубинными породами. Поэзия -это и опыт, лич� ный, личнейший опыт, и найденный путь утверждения этого опыта -непреодолимая потребность высказать, фиксировать что�то важное, быть может, важное только для себя» [17, с. 55]. Слово модель В. Шаламов не употребляет, но реализованное в повести Четвертое вре� мя и является по своей сути художественной моделью эпохи, которая вбирает в себя и фор� мулу его души, ибо содержание автобиографической повести передается эпически, прозой, и одновременно -его многострадальный личный, личнейший опыт, то есть поэзию. И если взять во внимание размышления Р. Якобсона в статье «Что такое поэзия?» о сущности поэзии 1 , то можно утверждать, что именно она является становым хребтом всего сурового творчества В. Шаламова, в том числе и «Колымских рассказов», и понуждает сосредоточиваться на «соотношении дискурса и условий его осуществления» [19, с. 81 ]. Следует заметить, что наиболее субъективный пласт текста, который базируется на «личнейшем опыте� художника, является чрезвычайно важным для полноты объективной картины жизни. Именно он, взаимодействуя с интерсубъективными представлениями о мире и человеке в нем, содержит то уникальное знание, которое впитывает в себя и перерабатывает в себе человеческая душа под влиянием глобальных исторических процессов, конкретных обстоятельств разного рода и волею случая. «Личнейший опыт» В. Шаламова оказал решающее воздействие на ракурс его видения действительности и на место нарратора в нарративной системе. Все свои основные произведения -«Колымские рассказы» (1954)(1955)(1956)(1957)(1958)(1959)(1960)(1961)(1962)(1963)(1964)(1965), «Воскрешение лиственницы» (1966-
doi:10.32342/2523-4463-2016-0-11-115-127 fatcat:bp4uzoimsrfifcfsulhekgr2pe