Популизм и элитизм в современной России: анализ взаимосвязи

Эмиль Паин, Сергей Федюнин
2019 Polis. Political Studies  
В связи с ростом влияния популистских движений и настроений в разных странах и регионах мира популизм в последние годы стал одним из ключевых объектов изучения политической науки. Однако применительно к российскому кейсу исследования этого явления пока что остаются крайне редкими и несистематическими. В статье предпринимается попытка преодолеть ряд спорных трактовок популизма, рассматривающих его как сугубо риторический феномен и обращающих недостаточное внимание на его содержательную роль в
more » ... жательную роль в политическом процессе. Анализ наиболее влиятельных подходов к определению сущности популизма позволил авторам предложить собственное понимание данного явления в российском обществе, сочетающее идейный и мобилизационный подходы. Опираясь на политическую теорию, а также межстрановые сравнения и эмпирические данные, исследователи рассматривают действия ключевых политических акторов в современной России, характеризуемых, по преимуществу, как популистов. Авторы впервые поднимают вопрос о взаимосвязи между двумя видами современной демагогии, а именно популизмом, основанном на заигрывании с "народом", и элитизмом, выражающим (в той или иной форме) презрение к "народу", и приходят к выводу, что в России наибольшую проблему представляет именно элитизм в двух его разновидностях – "патерналистской" и "снобистской". Авторы считают, что популизм не следует расценивать как исключительно негативное явление, он может иметь позитивные последствия как в странах с либерально-демократическим режимом, так и в странах с отсутствующей или крайне слабо проявленной демократической культурой. Поэтому популизм более продуктивно рассматривать в качестве "упрощенного" представления о демократии. Именно в этом качестве он может способствовать массовому усвоению базовых демократических ценностей в условиях, когда политический плюрализм существенно ограничен, идеологические предпочтения населения низко дифференцированы, а гражданское общество неразвито.
doi:10.17976/jpps/2019.01.04 fatcat:pkjyk6tldnha3glbwez2k7iary