Учение о материи у Леонтия Византийского, в средневизантийской богословской традиции и у Феофана Никейского: к вопросу о влияниях

Макаров Дмитрий Игоревич
2021
В статье доказываются аристотелевские и леонтиевские влияния как на раннюю, так и на позднюю (отразившуюся в «Похвальном слове Пресвятой Богородице») теорию материи и сотериологию Феофана Никейского. Эту же линию аристотелизма косвенно восприняли и такие столпы поздневизантийского богословия и философской мысли, как Симеон Новый Богослов и Григорий Палама. Все эти авторы восприняли учение о всеобщей изменчивости материи и ее переходе из рода в род, имеющее глубокие истоки (Гераклит,
more » ... У Стагирита и из традиции аристотелизма была также усвоена мысль о том, что при взаимоотношении сущих, относящихся к различным уровням бытия, всякое сущее низшего уровня оказывается подобным материи (приобретает логос материи) по отношению к сущим высшего уровня. Эта модель позволяла описывать динамику обожения, в процессе достижения которого все тварное оказывается подобным материи по отношению к Божественному Духу. Cамо же признание наличия частных естеств (черта, роднящая Леонтия Византийского и Феофана Никейского) могло быть навеяно общим духом теории материи Аристотеля с присущим ей партикуляризмом, отразившимся в таких местах, как Metaph. K 1068 b 10–11. А Иоанн Филопон в сходном ключе мыслил и движения души. Cходное представление о некоем едином природном качестве души, слитом из различных качеств, встретится нам и в антропологии Феофана Никейского. Здесь важна аристотелевская идея о возможности перехода души из одного состояния в другое по страдательным, а не только по активным качествам. Это представление было сполна усвоено Феофаном.
doi:10.24412/2224-5391-2021-36-31-53 fatcat:f5n6x4ara5cshnkimvpi2zc4re