The body of war in Vladimir Makanin's novel Asan

Andrea Meyer-Fraatz, Friedrich-Schiller-Universität Jena, Institut für Slawistik
2016 Vestnik of Saint Petersburg University Language and Literature  
Йенский университет имени Фридриха Шиллера, Германия, 07743 Йена, ул. Фюрстенграбен Одной из особенностей романа «Асан» Владимира Маканина является то, что война описывается прежде всего со своей «телесной» стороны. Солдаты представлены как живые, раненые или мертвые тела, военная коммуникация осуществляется прежде всего телесными знаками; при разговорах персонажей обычно отмечается телесное качество голоса, нередко сравниваемого с голосами различных животных, что оказывается важнее, чем
more » ... важнее, чем высказанные слова. Многочисленные телесные метафоры применяются и в связи с военными учреждениями и орудиями, так что создается впечатление одного большого военного тела. В статье эти телесные метафоры истолковываются с применением концептуальной теории метафоры Лакоффа и Джонсона с целью описания комплексной метафоры, лежащей в основе романного сюжета. Библиогр. 25 назв. Ключевые слова: Маканин; роман «Асан»; война в литературе; тело; концептуальное смешение. It is very conspicuous how in Vladimir Makanin's novel Asan war is depicted first of all from its corporal point of view. Soldiers are presented as living, wounded, or dead bodies. Communication in war is performed by means of corporal signs; when characters speak, it seems that the bodily quality of their voices is more important than the words they speak and the voices are often compared with voices of various animals. There are many corporal metaphors related to military institutions and weapons, so war turns out to be a tremendous military body. This paper interprets these bodily metaphors by means of Lakoff and Johnson's conceptual metaphor theory, thus describing a complex metaphor, underlying the novel's plot. Refs 25. 1 Понятие «Кавказский текст» используется аналогично понятию «Петербургский текст» [Топоров 1984]. Хотя имеется большое количество описаний различных региональных текстов русской литературы (ср., например, работы [Ф. Гимберт; А. Синицкой; О. Sazontchik]), и Кавказский текст довольно подробно и широко истолкован, но его основные оппозиции описывались редко. Ф. Гимберт при описании Кавказского текста ограничивается в основном оппозицией собственного и чужого. В неопубликованной вступительной лекции, прочитанной в Йене 5 января 2010 г., «Кавказский пленник -топографический топос русской литературы» мною (на основе пушкинского претекста, поэмы «Кавказский пленник») были выработаны следующие оппозиции: свое -чужое, (относительно) русское -кавказское, христианское -мусульманское, далекое -близкое, высокое -низкое (верх -низ), культура -природа. Эти оппозиции уже у Пушкина, однако, релятивируются и только в эпигональных текстах выступают в чистой форме; см.: [Layton,. Некоторые из этих оппозиций рассматриваются учеными не в семиотическом, а в культурологическом аспекте [S. Layton; V. Krüger]. 2 Тема «Кавказского пленника» становилась предметом многочисленных литературоведческих и культурологических работ [Frank S.; Koznarsky T.; Armstrong T. P.; Grant B.; Migdissova S.].
doi:10.21638/11701/spbu09.2016.314 fatcat:mh4het4defhgjmexincocmrrxe