RISK FACTORS AND PREVENTION OF EARLY PREGNANCY LOSSES AFTER IN VITRO FERTILIZATION

L. Y. Zamakhovskaya, E. B. Rudakova, O. B. Trubnikova
2016 Medical Council  
С задачей повышения эффективности циклов экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) ежедневно сталкивается каждый репродуктолог. Общая эффективность ЭКО благодаря накоплению коллективного опыта и внедрению результатов передовых исследований в практику неуклонно растет, однако говорить о полной победе над инфертильностью пока слишком рано. До сих пор не разработано эффективных алгоритмов, позволяющих предотвращать неполноценную гестацию при индуцировании беременности. Более 50% беременных после
more » ... беременных после ЭКО и переноса эмбриона (ПЭ) сталкиваются с проблемой потерь беременности, Л.Ю. ЗАМАХОВСКАЯ, Е.Б. РУДАКОВА, д.м.н., профессор, О.Б. ТРУБНИКОВА, к.б.н., Московский областной перинатальный центр, Балашиха ФАКТОРЫ РИСКА И ПРОФИЛАКТИКА РАННИХ ПОТЕРЬ БЕРЕМЕННОСТИ ПОСЛЕ ЭКСТРАКОРПОРАЛЬНОГО ОПЛОДОТВОРЕНИЯ Исследование проведено в 2016 г. в четыре этапа на базе отделения вспомогательных репродуктивных технологий Московского областного перинатального центра г. Балашихи с целью определения тактики, позволяющей увеличить количество пациентов, сумевших благополучно преодолеть эмбрионический порог после экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) и переноса эмбрионов (ПЭ). Пациентки были разделены на группы с ранними эмбрионическими, эмбрионическими потерями и группу контроля. На следующем этапе исследования было проведено определение силы влияния каждого неблагоприятного фактора на гестацию в первой и второй группах пациенток. Оказалось, что на ранние эмбрионические потери достоверно влияют такие факторы, как количество полученных ооцитов в ходе проведения трансвагинальной пункции менее и равное 7 (r k = 0,42, р = 0,005); хронический эндометрит, подтвержденный гистологически (r k = 0,74, р = 0,005); нарушение рецепторного статуса эндометрия (r k = 0,71, р = 0,005); совпадения с супругом по системе HLA 3 и более(r k = 0,26, р = 0,03); циркуляция АТ к β-ХГЧ, слабоположительный и положительный результат теста методом иммуноферментного анализа, в том случае, если пациентка отказалась от предложенной коррекции перед проведением ЭКО (r k = 0,31, р = 0,005). А на эмбрионические -врожденные тромбофилии (r k = 0,78, р = 0,00); приобретенные тромбофилии (r k = 032, р = 0,003); хронический эндометрит, подтвержденный гистологически (r k = 0,64, р = 0,033); нарушение кровообращения в малом тазу по данным допплерометрии сосудов матки (r k = 0,66, р = 0,00). Также было проведено сравнение эффективности программ ЭКО и ПЭ в 2016 г. у пациенток, имеющих и не имеющих достоверно влияющие на исход факторы риска. Первые две группы пациенток подверглись комплексному специализированному лечению в зависимости от выявленных неблагоприятных факторов, влияющих на исход беременности после ЭКО, при условии, что данный фактор возможно скорректировать с последующей оценкой эффективности повторной попытки ЭКО и ПЭ у пациенток после коррекции неблагоприятных факторов в сравнении с группой контроля. Тактика тщательного выявления пациенток, имеющих достоверные факторы риска ранних эмбрионических и эмбрионических потерь, а также комплексная подготовка таких пациенток современными методами позволяет увеличить количество пациентов, сумевших благополучно преодолеть эмбрионический порог после ЭКО и ПЭ на 20% и в конечном итоге положительно повлиять на показатель take baby home. Ключевые слова: экстракорпоральное оплодотворение, эмбрионические потери, неразвивающаяся беременность, хронический эндометрит, нарушение рецепторного статуса эндометрия, HLA, тромбофилии. The study was conducted in 2016 in four stages on the basis of the department of assisted reproductive technologies of the Moscow Regional Perinatal Center of Balashikha with the purpose to determine the tactics allowing increase of the number of patients who managed to successfully overcome the embryonic threshold after the In Vitro Fertilization (IVF) and embryo transfer (ET). Patients were divided in groups with early embryonic losses and the control group. At the following stage of the study determination of the effect of each unfavourable factor on gestation in the first and in the second groups of patients was done. It turned out that such factors as the amount of obtaine oocytes in the course of transvaginal puncture less and equal to 7 (r k = 0,42, р = 0,005); chronic endometritis supported by histological findings (r k = 0,74, р = 0,005); disturbance of the receptor status of endometrium (r k = 0,71, р = 0,005); coincidence with the spouse by HLA system 3 and higher (r k = 0,26, р = 0,03); circulation of AB to β-HCG, weakly positive and positive result of the test by the ELISA method statistically significantly affect the early embryonic losses if the patient refused from the proposed correction before IVF (r k = 0,31, р = 0,005). And on embryonic -innate trombophilias (r k = 0,78, р = 0,00); acquired thrombophilias (r k = 032, р = 0,003); chronic endometritis confirmed by histological findings (r k = 0,64, р = 0,033); circulation failure in the small pelvis by results of the uterine vessel dopplerometry (r k = 0,66, р = 0,00). Comparison of effectiveness of IVF and ET programs in 2016 was conducted in patients who had and didn't have the risk factors statistically significantly affecting the outcome. The first two groups of patients were subject to specialized therapy depending on the detected unfavourable factors affecting the outcome of the pregnancy after IVF provided that it was possible to correct this factor with subsequent evaluation of effectiveness of repeated attempts of IVF and ET in patients after correction of unfavourable factors as compared to the control group. The tactics of minute detection of patients with statistically significant risk factors of early embryonic and embryonic losses, as well as complex preparation of such patients by modern methods allows increasing the number of patients who managed to safely overcome the embryonic threshold after IVF and ET by 20% and finally to positively affect the take baby home indicator.
doi:10.21518/2079-701x-2016-12-88-94 fatcat:5g4alo6dijbnngoqbegjp5zj5u