The Role of the West in Evolving World Order, and Russian Politics

Alexei D. Voskressenski
2016 Russian politics and law  
Несмотря на наличие в целом более или менее общего интеллектуального осмысления мира и его исторической эволюции, единой мировой политики и единой мировой системы, в ее современном сегодняшнем понимании, до XIX в. все же не существовало, а сосуществовали несколько несвязанных, но частично перекрещивающихся иерархизированных региональноцивилизационных мир-систем (протоевропейская, исламская, китайская), из которых наиболее универсальной и наиболее открытой была европейская система, которая в
more » ... тема, которая в силу своего универсализма и открытости для других государств оказалась наиболее привлекательной для всех участников международной жизни. Европейская система была привлекательной еще и потому, что она покоилась на стремительно развивавшейся экономической модели, на основе которой был создан современный уклад жизни. К началу XIX в. в европейской традиции начала формироваться концепция современного единого открытого для всех мирового сообщества равных государств, к которой к середине ХХ в. добавилась идея эволюции этих государств с разной скоростью к системе справедливого и полного участия народа в управлении государством всеобщего благосостояния (демократическое государство открытого социально-политического доступа с системой социальной поддержки), и модернизации современного типа, основанной на целенаправленно разрабатываемых массовых научно-технических инновациях, представляющих собой коммерциализи-рованные научные открытия, меняющие мировой технологический уклад. Эти концепции и сформировали социальный облик современного человечества. Система европейского типа, единственная на тот исторический период, была открытой, т.е. она позволяла просто присоединиться к ней всем желающим государствам, которые принимали такую систему координат и готовы были соблюдать определенные правила, которые получили название «международное право». Этого оказалось достаточным, чтобы к такой системе постепенно стали присоединяться другие, периферийные, де-юре независимые и равные друг другу в этой системе государства, и, в частности, страны Азии и Африки, ранее входившие в другие, неевропейские иерархические системы (исламская, китайская), показавшие свою меньшую конкурентность, либо страны, входившие в европейскую систему сначала на подчиненных началах в качестве колоний и полуколоний. Здесь следует специально обратить внимание на тот факт, что все ранее существовавшие неевропейские международные протосистемы де-юре вообще никогда не признавали равноправие других государств. Они исходили из базовых принципов иерархии и подчинения, а степень зависимости внутри этой системы варьировалась в зависимости от исторической обстановки и геополитических соображений, цивилизационных и религиозных установок, конкретных обстоятельств. После Второй мировой войны, модернизирующаяся на этапе деколонизации Азия должна была выбирать одну из двух версий распространившейся на весь мир европей-
doi:10.1080/10611940.2016.1296303 fatcat:ksqpnvpe7zg5tgk2eq7lhcagc4